Витамины, антиоксиданты, фитокомплексы, функциональное питание по выгодным ценам

 Хочешь быть в курсе наших актуальных акций?

БАД ДКВ-99 и липосомальная косметика не являются лекарством

Коллеги. Записки врача – мракобеса. Часть 1.

Записки врача-мракобеса. Дигидрокверцетин - что, когда, зачем?Пятница. Укороченный  рабочий день подходил к своему завершению и два давнишних приятеля – врача (со времён обучения в медвузе) договорились встретиться и пообщаться за чашечкой кофе в ближайшем кафе. Друзья были терапевтами. Оба военные врачи, уволенные в запас по возрасту. И тот и другой имели одинаковое воинское звание – полковник медицинской службы. Ныне, естественно, с припиской – «в запасе». Оба уволены с должностей – «начальник терапевтического отделения» Центрального Военного Клинического Госпиталя. Только госпиталя были разные. В Москве не один Центральный госпиталь.  Сказанное говорит об их высоком профессиональном уровне. И по этой, в том числе, причине их без долгих проволочек приняли на должности старших ординаторов терапевтических отделений в городской больничный комплекс, где они  добросовестно трудятся по настоящее время. Но работают они в разных подразделениях комплекса. Первый – Громов Лев Валерьянович – «пашет» (с его слов) в стационаре больничного комплекса, был кандидатом медицинских наук, второй – Тихомиров Вячеслав Дмитриевич – ведёт приём больных в поликлинике комплекса. На вопрос: «Почему не «защищаешься?», всегда отвечал: «Мне некогда и незачем. Я занят освоением смежных лечебных специальностей. Я врач-лечебник, а не исследователь и не понимаю, почему в лечебных учреждениях предпочтение в должностях и оплате отдают врачам-исследователям, а не лечебникам? Когда это правило действует в научных центрах – это понятно, а в лечебных учреждениях – нет».  Кафе находится в 7 минутах неспешной ходьбы от ворот больницы и уже через полчаса друзья коллеги заказывали в нём  кофе и несдобную выпечку, сидя за отдельным столиком в укромном месте.

По характеру друзья, как это часто бывает, были несхожи. Лев Валерьянович являл собой типаж преимущественно холерически - сангвинический: быстрый, резкий, нетерпеливый, временами взрывной и неуступчивый. Средний медперсонал его побаивался за неминуемые и эмоциональные «взбучки» в случае малейшей оплошности при исполнении функциональных обязанностей. В разговорах и дискуссиях с коллегами был горяч, возбужден, много жестикулировал, но, при этом его выступления были всегда аргументированы и насыщены ссылками на авторитетные источники. Не терпел коллег, слабо работающих над профессиональным ростом и развитием. Много лет назад он завёл для себя правило – ежедневно прорабатывать (именно прорабатывать, а не прочитывать) не менее пятидесяти страниц специальной литературы. И с тех пор ни разу не изменил заведённому правилу. В коллективе слыл неуживчивым, но непререкаемым авторитетом в своей специальности. Втайне мечтал возглавить терапевтическую службу всего больничного комплекса, но пока не получалось, и, не в последнюю очередь, ввиду сложности его характера. Вячеслав Дмитриевич, напротив, своей неспешной уравновешенностью и прилежной основательностью представлял собой типаж с преобладанием черт флегматика. Но, при этом, его нельзя обвинить в эмоциональной сухости. В дискуссиях и дебатах между коллегами он мог быть весьма эмоциональным и неуступчивым, особенно тогда, когда речь шла о его профессиональных убеждениях и предпочтениях.  Оба были женаты. У обоих это единственный брак. Были у них уже взрослые дети и оба терпеливо дожидались времени счастливого бытия в звании – дедушка.

Сказанное во многом определяло содержание и неспешную философичность их пятничных посиделок. Но их беседы нельзя обвинить в беспредметном мудровании. Наоборот, это были жаркие, часто избыточно эмоциональные, научно-практические дебаты. Тематика их интеллектуальных «ристалищ» была преимущественно профессиональной, изредка разбавляема  общебытовыми темами. Линия «фронта» их позиций определилась уже давно. Практически с первых шагов самостоятельной врачебной практики. Что совсем не мешало их дружеским отношениям, скорее наоборот, укрепляло их. Различие позиций состояло в том, что Лев Валерьянович был ярым сторонником технического прогресса в медицине, развития и повсеместного внедрения высокотехнологичной её составляющей. Он высоко ценил и преклонялся перед достижениями фармакологии. Часто ссылался на достигнутый уровень здравоохранения в «продвинутых» странах и никак не мог понять приверженности своего друга и коллеги к изучению опыта традиционной народной медицины. И не только отечественной, но и других стран, в частности, Китая, Индии, Тибета, Вьетнама и других стран. Решительно не понимал, что такое гомеопатия и как можно сегодня лечить людей (и животных) травами, если нет проблем с современными, пусть крайне дорогими и с серьёзными побочными негативными последствиями, лекарствами.  И если фитотерапию, как метод лечения, в несложных случаях и при непереносимости или отсутствии фармпрепаратов, он допускал, то гомеопатию и китайское (юго-восточное) учение о циркуляции энергии ЦИ (ЧИ, КИ, Праны и т.п.) по каналам (меридианам) в организме человека, считал «полной фигнёй» и «отрыжкой многовекового мракобесия». Но, при всём при том, Лев Валерьянович, нет-нет, а, всё-таки, обращался к своему другу-оппоненту за помощью при своём заболевании или заболеваниях своих родных и близких. Лечить эту категорию пациентов он благоразумно отказывался, памятуя с самых первых шагов врачевания, что самые «неблагодарные» пациенты это – родственники, друзья, начальники, коллеги ну и ты сам «для себя любимого». Всегда стараешься по-особенному, а выходит – совсем не так, как хотелось бы. Трудно быть объективным по отношению к тому, кого любишь. Эта истина хорошо известна. Благо, что Вячеслав Дмитриевич никогда не отказывал в помощи другу. И, надо сказать, лечение было, преимущественно, успешным, без осложнений и побочных проявлений. Что уже давно не удивляло Льва Валерьяновича, несмотря на то, что методы, применяемые Вячеславом Дмитриевичем, относились к категории «мракобесия и шарлатанства» согласно «классификации» доктора Громова. Но, как честный врач и новатор, он, всё-таки, частенько, наедине, размышлял о возможных причинах успешного лечения и не гнушался спросить об этом друга. Тем более, что друг всегда охотно и, щадя врачебное самолюбие коллеги, подробно и доходчиво объяснял природу лечебного действия применяемых им методов и средств.  Это всегда погружало Льва Валерьяновича в долгие и глубокие раздумья. Его строго материалистическое мышление активно сопротивлялось логике, исповедующей несколько иной взгляд на структуру и функции организма, подходы к лечению его заболеваний, отличные от того, что преподавали в их общей Alma Mater.   Вот и сегодня он пришел на встречу в некотором смятении от результатов предложенного  Вячеславом лечения его  матери.  Причиной его смятения, уже в который раз, являлось, не покидающее его, внутреннее противоречие между очевидной положительной  динамикой в состоянии мамы и восприятием средств и методов её достижения.

Маме Громова было 77 лет. Как и многие в её возрасте, она страдала полиморбидностью, т.е. множественностью заболеваний. Не было такой системы в её организме, где бы уже не поселилась та или иная проблема.  «Солировала»  сердечно-сосудистая и метаболическая патология: Артериальная гипертензия, Ишемическая болезнь сердца (стенокардия напряжения, мерцательная аритмия, пароксизмальная форма), Хроническая сердечная недостаточность, Гипертоническая энцефалопатия с Хронической ишемией мозга, Сахарный диабет 2-го типа, Полиостеоартроз, Дорсопатия и ещё много чего. Перечисленного достаточно, чтобы понять всю тяжесть её состояния и оценить сложности формирования адекватной схемы лечения. Сын, привлекая коллег- консультантов, конечно разработал такую схему (как выражался его друг Вячеслав – «фиксирующая система фармако-костылей») и она, справлялась с возложенной на неё задачей – гасила, в приемлемой степени, большинство болевых ощущений и других субъективно-неприятных и опасных симптомов и синдромов её заболеваний. В принципе, это всех устраивало, и пациентку тоже, т.к. все понимали – проводимое лечение есть лишь, преимущественно обычный паллиатив, но ничего другого и большего официальная медицина предложить не может. Относительно удовлетворительное состояние мамы Льва Валерьяновича перешло в тяжелое чуть больше месяца назад. Как часто бывает в таких ситуациях – трагическое стечение обстоятельств (пропущенный прием лекарства, излишнее волнение и метеопатическое воздействие) привело к ургентной (неотложной, «скоропомощной») ситуации. На фоне резкого подъема артериального давления развилась транзиторная ишемическая атака («прединфаркт» участка мозга) с формированием правостороннего гемипареза (неполного паралича). Срочная госпитализация в специализированное отделение сделала своё дело – состояние стабилизировалось. Проводимое интенсивное лечение привело к некоторой положительной динамике в состоянии больной, но возвращения «статуса кво» не предвиделось. Сохранялись: парез конечностей и лица, затруднения в речи, расстройства памяти и чувствительности, ряд других симптомов. Коллеги-неврологи пророчили длительный период восстановления, но не обещали полного  и 100 %-го возврата к предыдущему состоянию. Настраивали на необходимость обеспечения постоянного постороннего ухода со всеми вытекающими из него последствиями.

Две недели назад, во время очередной встречи, друзья-коллеги обсудили  состояние мамы Льва Валерьяновича. Тогда Вячеслав Дмитриевич настоятельно рекомендовал другу  дать маме препарат дигидрокверцетина – ДКВ-99 в повышенной дозировке. Несмотря на своё явно скептическое к нему отношение, Громов всё же согласился с рекомендацией товарища – «хуже уже не будет, а вдруг», решил он, и   в этот же вечер мама начала прием ДКВ-99 под пристальным и скептическим надзором лечащих врачей, с трудом согласившихся на это. Однако их «ухмылистый» скепсис, довольно скоро, стал трансформироваться в нескрываемое удивление от очевидных перемен в состоянии пациентки. Перемены эти были положительными. Раиса Фёдоровна, так звали маму Льва Валерьяновича, уже спустя три дня, ощутила прилив сил, «просветлела голова» (это её выражение). Степень пареза заметно регрессировала, а сила рук прибавлялась. Речь стала более внятной. Возвращалась утраченная чувствительность  конечностей и лица. Неврологи отмечали и другую положительную динамику в состоянии Раисы Фёдоровны.  «Радовали» и кардиологи: боли в  сердце пациентку не беспокоили, ЭКГ изменилась к лучшему. «Заслуги»  ДКВ-99 уже никто из врачейнеподвергал сомнению, хотя не отрицалось и значение другого проводимого лечения. И это единственно верная позиция. С ней трудно не согласиться. Раису Фёдоровну перевели в обычную палату на долечивание и уже вели речь о близкой выписке из стационара. Рекомендовали продолжить лечение-восстановление в условиях реабилитационного Центра.

Друзья удобно разместились за столиком и, обменявшись репликами о погоде, сделали по глотку горячего кофе и «сняли пробу» с взятых порций йогуртового торта. Посмаковав с  минуту послевкусие от кофе и торта, они перешли к разговору по существу. Первым, как чаще всего и бывает, заговорил Громов.

- Сегодня, перед уходом из отделения, зашел к маме в палату. Её самочувствие вполне удовлетворительное. Утверждает, что ей с каждым днём всё лучше.  Неврологи также отмечают устойчивую положительную динамику в её состоянии. Она уже делает первые самостоятельные шаги.

-  Очень  рад за неё и за тебя тоже, неподдельно искренне произнёс Тихомиров. Я был у неё во вторник и тоже отметил перемены в её состоянии в лучшую сторону. В понедельник навещу опять и скорректирую с лечащим врачом схему приёма дигидрокверцетина. Хочу сделать акцент на Глюфертине.

- А что это за «зверь» и почему ты хочешь отменить ДКВ-99, так хорошо «сработавший» в её случае. Ведь с его положительным действием уже никто из коллег не спорит?  С тревожной ноткой в голосе спросил Лев Валерьянович.

Тихомиров, заметив тревогу друга, поспешил его успокоить.

-  Не волнуйся ты так. Этот, как ты говоришь, «зверь» - тоже препарат из серии ДКВ-99. Если ты помнишь, я говорил, что отличительной положительной чертой препаратов серии ДКВ-99, от других средств, содержащих дигидрокверцетин в качестве действующего вещества, является их комбинация с фитосырьём. Ты ведь понимаешь, что для таких «мракобесов» как я, любящих и понимающих суть фитотерапии, это, прямо-таки, бальзам для миокарда и всего  серого вещества головного мозга. И не только их.

Громов наигранно скривился в «кающейся гримасе».

- Ну, забудь ты уже этих мракобесов. Тем более, что они действительно встречаются в вашей среде.

- Не чаще, чем в вашей – дружелюбно парировал Тихомиров и продолжил разговор. Я посмотрел лабораторные анализы мамы и отметил приемлемую компенсацию сахарного диабета, но, хотелось бы, её усилить и закрепить.

Громов молча кивнул головой.

- Эндокринолог с моей идеей согласен, продолжал Вячеслав Дмитриевич. Препарат ДКВ-99 Глюфертин, в этой ситуации, подходит, как никакой другой. Он содержит дигидрокверцетин и фитокомпонент, регулирующий углеводный обмен. Правда, доза дигидрокверцетина в Глюфертине заметно ниже, чем в применяемых ею сегодня препаратах ДКВ-99.

- Мне представляется, что снижать дозу дигидрокверцетина маме пока не стоит, убеждённо проговорил Лев Валерьянович.

- Согласен, сказал Тихомиров.

- И как же быть? -  не понимал Громов.

- Это просто, заключил Вячеслав Дмитриевич. Давать Глюфертин утром и вечером, а днём добавить ДКВ-99 с проантоцианидинами.

Глаза и все остальные части лица Громова тут же выразили большой вопросительный знак.

- Сейчас всё объясню. Не спеши, - торопливо произнёс Тихомиров.  ДКВ-99 с проантоцианидинами, содержит достаточное количество дигидрокверцетина из древесины прибайкальской лиственницы и такие, известные тебе биологически активные вещества, как: арабиногалактан, экстракт виноградных косточек, экстракт карликовой (приморской) сосны и лецитин. Перечисленные биологически активные вещества, сами по себе, обладают массой полезных свойств. Ну, а в «связке» с дигидрокверцетином, все эти свойства значительно потенцируются. Арабиногалактан содержит уникальный полисахаридный комплекс, стимулирующий рост и размножение полезной (родной) микрофлоры кишечника. А это, в свою очередь, улучшает все функции желудочно-кишечного тракта: нормализует перистальтику кишечника, желчеотделение, отделение и секрецию желудочного, панкреатического и кишечного соков;  адсорбцию и последующий вывод из кишечника (читай: «из организма») токсинов, радионуклидов и тяжёлых металлов, что, в свою очередь, влечёт за собой улучшение обмена веществ в виде: снижения уровней глюкозы и холестерина в крови и многое другое. Вследствие сказанного, не может не расти и не укрепляться иммунитет.  Таким же «могучим» действием, главное, имеющим солидную доказательную базу, обладает и экстракт виноградных косточек. Его мощное антиоксидантное действие уже не вызывает ни у кого сомнений. Есть масса исследований, доказывающих его положительное влияние на микроциркуляцию таких важнейших бассейнов организма как: мозговой, сердечный, нижних конечностей, брюшной полости и малого таза. В общем, - всей системы кровообращения, включая её венозную составляющую. Вытекающие   из сказанного положительные последствия тебе объяснять не надо. Они очевидны.

- Про лецитин мне понятно, растирая лоб ладонью, произнёс Громов. Это, прежде всего, фосфолипиды.  Важнейший «стройматериал» всех клеточных мембран (оболочек). Особенную потребность в нём испытывают печень и нервная ткань, но не только. При его дефиците, даже такие биохимические «богатыри», как: дигидрокверцетин, антиоксиданты виноградной косточки (проантоцианидины, пикногенолы, фитоэстрогены и др.), аскорбиновая кислота, токоферолы,  не могут в полной мере проявить своё воздействие. А вот про карликовую сосну, каюсь, не слышал. Расскажи и просвети.

- Расскажу вкратце. Почувствуешь потребность в большем – найдёшь информацию в интернете и в специальной литературе. Итак: экстракт коры карликовой приморской сосны содержит богатый набор биологически-активных веществ (те же проантоцианидины, пикногенолы, эфирные масла и др.), успешно  зарекомендовавший себя в лечении многих заболеваний: ИБС, Гипертоническая болезнь, Хроническая недостаточность мозгового кровообращения, Сахарный диабет, Заболевания суставов, Острые и хронические бронхо-лёгочные заболевания и многие другие. Это мощный синергист дигидрокверцетина и других перечисленных компонентов ДКВ-99 с проантоцианидинами. Поступая таким образом, мы «убиваем сразу нескольких зайцев». А именно:  Сохраняем в лечебной схеме нужное количество дигидрокверцетина, обеспечивая тем самым продолжение его антиоксидантного, капилляропротективного (и ещё много чего полезного) действия, так необходимого маме. А названные дополнительные компоненты усилят действие и самого дигидрокверцетина и окажут самостоятельное оздоравливающее (протективное) действие на  сердечно-сосудистую, центральную и периферическую нервную системы. Получат свою «порцию благодатного воздействия» и другие системы и органы организма. Как напрямую, так и опосредованно. Прежде всего,  солидную дозу (или порцию) этого воздействия, получат органы и системы ответственные за обмен веществ  в организме. Укрепится иммунитет. А это очень важно сейчас для мамы.  Согласен ли ты с моими доводами? Ведь за тобой последнее слово.  Ты сын. Да ещё и врач. Как ты скажешь, так и поступим.

- Да, да! Несомненно! – торопливо произнёс Лев Валерьянович. Но…

-  Что тебя смущает или настораживает?

- Нет. Меня ничто не смущает и не настораживает. Предложенная тобой схема дополнительных назначений к лечению, рекомендованному в стационаре, мне кажется правильной и хорошо продуманной. В ней ясно прослеживается клиническая логика. Я  её поддерживаю и одобряю. А задумываюсь я о другом.

- О чём, же? – спросил Тихомиров, отправляя в рот очередную порцию тортового лакомства.

- Да всё о том же, молвил Громов, неспешно помешивая ложечкой кофе. Никак не могу взять в толк: В чём принципиальная разница в действии официальных медикаментов, которые получает мама, и  БАДов  группы  ДКВ-99?  Их полезность не вызывает сомнения. Но не пойму понять суть их лечебного действия. Можешь мне доступно объяснить?

- Попробую. Вячеслав Дмитриевич глубоко вздохнул и, потерев лоб, продолжил. Препараты, которые принимала и принимает мама, назначенные её лечащими врачами в стационаре – это фармпрепараты. Чаще всего у них строго выверенное фармакологическое действие. Своя, так сказать, точка приложения, на которую ориентируются врачи, выбирая препарат для назначения больному. Очень часто эти препараты из разряда ксенобиотиков, т.е. чужеродных для организма, не участвующих в биохимических процессах ни у животных, ни у растений веществ. Производят их, преимущественно, искусственным, синтетическим путём. Отсюда и частые их побочные действия, включая аллергические реакции. Но с этим приходится мириться. В интересах больного. В этом нет противоречия. Было бы большим безумием отказаться от сильно, и выверено действующих лекарственных средств. Тем более в ургентных ситуациях, у больных в стационарах. С другой стороны, это не повод для игнорирования БАДов, фитотерапии, гомеопатии, народной медицины и других ВРАЧЕБНЫХ методик. Из перечисленного я категорически исключаю истинных мракобесов. Коих достаточно вертится в этих областях. Прежде всего, тех негодяев, которые «шастают» (простите мне это нелитературное выражение) по подъездам и квартирам где проживают пожилые и больные пенсионеры и «впаривают» (ещё раз прошу прощения) им лжебады, обещая чудеса исцеления, за крупные денежные суммы.

Внимательно слушающий товарища Громов утвердительно, несколько раз, покачал головой. А Тихомиров сделал глоток кофе и продолжил.

- В чём плюсы действия фитопрепаратов и, конкретно, ДКВ-99? Сегодня у них юридический статус БАДов. Но у меня нет сомнения, что в недалёком будущем они приобретут статус лекарственных препаратов. Уж слишком очевидны результаты их применения. Ты заметил, что я намеренно не употребляю словосочетание «лечебное действие»?

- Да, заметил, - негромко произнёс Громов.

- Тогда наберись терпения и выслушай меня до конца. Осталось немного. И кофе тоже осталось немного, нараспев протянул Тихомиров, но, так и не понял, к чему  это  он пропел. Вероятнее всего, для «сбора мыслей в кучку».

- Хорошо, хорошо. Я готов. И кофе могу ещё заказать. Подыграл другу Лев Валерьянович.

- Лечебное действие, безусловно, есть у всех нормальных БАДов, а у препаратов группы ДКВ-99 его можно назвать, выраженным и очевидным. Но самым главным их достоинством я бы назвал оздоравливающее действие. Термины лечебное и оздоравливающее действие схожи, но не идентичны. Категория «лечебное воздействие» (или действие) больше подходит для больных, преимущественно, стационарного профиля.  Т.е. тяжёлым и средней тяжести больным, когда отсутствие такового (лечебного воздействия) влечет за собой неминуемое ухудшение состояния, вплоть до трагической развязки. При лёгком течении заболевания, в состоянии стойкой ремиссии, в предболезни, преимущественно, амбулаторным пациентам – необходимо оздоровление. Заметь, я сказал – «пациентам», а не больным. Чувствуешь разницу? К сожалению, слово «пациент» сейчас тоже не в чести, т.к. предполагает врачебное (и, в целом, общемедицинское) Гиппократовское служение болящему. Сегодня в медицине процветает торговля услугами. Сколько тысяч раз Гиппократ уже «перевернулся в гробу» - одному Богу известно. Но это я так, к слову. Оздоровление, как понятийная категория, включает в себя многосторонность и многогранность воздействия. При оздоровлении, у врача и пациента, стоит задача добиться не какого либо управляемого фармакологического эффекта, а запустить и/или оптимизировать процессы саногенеза – т.е. механизмы естественного избавления от имеющихся и возможных, в будущем, заболеваний. Логично включать их и на этапах пребывания в стационаре, даже у самых тяжёлых больных. Важно, чтобы эти назначения делались подготовленным врачом. Давай посмотрим, какие механизмы саногенеза включают и оптимизируют препараты группы ДКВ-99, основным (но не единственным!)действующим началом которых является «красавец»-биофлавоноид – дигидрокверцетин. Вот они: антиоксидантное действие, ангиопротективное, причём эта помощь сосудам распространяется на все их калибры – от аорты до мельчайших капилляров и венул. Уже этих двух (неоднократно доказанных!) фактов достаточно для включения ДКВ-99 в повседневный арсенал большинства врачей-клиницистов. Из названных влияний препаратов всей группы ДКВ-99 вытекают следующие положительные результаты: Улучшение коронарного кровообращения и, как следствие, снижение угрозы инфаркта миокарда и других неприятных сюрпризов со стороны больного сердца. Точно также можно сказать и о проблеме мозгового кровообращения с очевидным снижением риска инсульта и    других неприятных сюрпризов «от головы». Инсульт – это самое грозное последствие нарушенного мозгового кровообращения. Но есть много других проблем, связанных с мозговым кровообращением в том числе.  Это – метеопатические реакции, меньероподобные синдромы, глаукома, катаракта, последствия черепномозговых травм и др.  О влиянии изменённых сосудов на течение Гипертонической болезни, и наоборот, говорить не приходится – это знают, наверное, все. Доказано и благотворное действие дигидрокверцетина на липидный обмен. Установлена положительная динамика в показателях общего холестерина и всех его клинически значимых форм. О важности этого процесса, также ведает большинство взрослого населения планеты. Помимо липидного обмена, много пишут ученые и врачи-практики об улучшении углеводного обмена и течения диабета. Много еще различных положительных качеств отмечают исследователи и практики у дигидрокверцетина. Но и перечисленного достаточно, чтобы понять, что «в лице» препаратов группы ДКВ-99 мы имеем  очень серьёзного бойца (или борца; как кому сподручнее) с основными недугами человечества,  уносящими ежегодно десятки и даже сотни миллионов жизней людей и отравляющих  качество жизни также сотен миллионов людей на планете.

Вячеслав Дмитриевич закончил свой «спич» и неспеша допил кофе. Уже порядком остывший. Лев Валерьянович не стал допивать кофе. Выражение его лица говорило о напряженной работе в глубине его сознания. Друзья обменялись взглядами и, не сговариваясь, поднялись из-за столика. Расплатившись за кофе, они направились по домам, не проронив более ни слова за всю совместную дорогу. Расставаясь, они уже ждали очередной встречи в пятницу. Темы для обсуждения вырастали в их головах одна за другой.

Животов Валерий Васильевич, врач-терапевт высшей категории,

фитотерапевт, гомеопат. Полковник медицинской службы.

28 мая 2016 г., Москва

Image courtesy of mapichai at FreeDigitalPhotos.net

/

НПК "Долголетие-99" © 2018 При копировании ссылка на сайт обязательна